Виктор Степанцов: «Когда Гамлет насилует на сцене Офелию – это не «новое творчество», это бардак!»

Виктор Степанцов: «Когда Гамлет насилует на сцене Офелию – это не «новое творчество», это бардак!»
Просмотров: 125

Правда, чаще всего оно сводится к каким-то разовым акциям с последующим обязательным освещением в масс-медиа  и самопиару. Регулярно, тихо и безвозмездно помогают единицы. 

Директор турфирмы «Казань-интур» Виктор  Степанцов  «тащит» на себе театр. Зачем этот непрофильный актив компании, которую никак не назовешь крупной?  Доходов  бизнес не приносит, а времени отнимает уйму. Тут государственные театры плачутся на жизнь, а как выжить молодому храму Мельпомены!..

И,  тем не менее, «Театр на Булаке» стал явлением. На его спектаклях в голос смеются и плачут, выражают восторги в соцсетях, а для многих он просто открыл дверь в искусство. Посетивший его известный писатель и актер Евгений Гришковец  написал: «Я хочу бросить здесь якорь». И дело не в том, что его постановки более талантливы, чем репертуар академических театров, нет, просто молодежь мало ходит в театры. Причин тому – масса,  и я не о них. Демократичный,  «незабронзовевший» театр с актерами-ровесниками, понятные  пьесы о той же жизни, которой живешь сам, становятся откровением – а это, оказывается, не пахнет нафталином прошлого века! Этому  веришь,  это заставляет задуматься,  и  это хочется смотреть еще и еще.

И тогда я понимаю Виктора Степанцова, который впрягся  и уже не может бросить. Потому,  что есть ответственность —  перед актерами и зрителями,  и есть миссия – достучаться до наших зачерствевших  душ.   

— И все же, Виктор Алексеевич, с чего все началось?

— Я не сам пришел в театр. Более того, я никогда не был театралом, можно по пальцам пересчитать, сколько раз я смотрел спектакли, и то уже в зрелом возрасте. Встретил как-то своего старого приятеля Евгения Аладинского,  и он у меня спросил: «Не хочешь театр открыть?». Я ему ответил, что ничего в этом не понимаю, но почему бы и нет? Он делал такое предложение многим, но в итоге организаторами стали мы вдвоем. Евгений пригласил  Рустама Фаткуллина, и он стал главным режиссером нашего театра. Недавно Евгений Аладинский покинул театр… Это отдельная история. 

— И все же, инициатор, идейный вдохновитель театра ушел. Почему?

— Есть такое понятие – «усталость металла». Какой бы сильный человек не был, он устает. Конечно, ему было тяжело,  и он не выдержал. Необустроенность, отсутствие бюджета, государственной  поддержки. Средств  хватает только на постановку, а ведь надо же еще развиваться, а декорации, а костюмы!.. Когда мы приглашали спонсоров, они  нам говорили: «Все замечательно, но мы уже работаем с другим театром».  То есть, работают с теми, у кого есть государственная поддержка, плюс билеты в три раза дороже, чем у нас…

— Итак, Ваш компаньон ушел, а вы остались?

— Остался и тяну…

— Мне кажется, что если бы Вам это было не интересно, вы бы тоже не задержались…

— Я по жизни творческий человек. Я ведь занимаюсь не только туризмом, театром, я безумно люблю рыбалку, подводную охоту, я организатор первого республиканского  фестиваля «Фиш-сабантуй», в котором участвуют актеры «Театра на Булаке» в качестве аниматоров. И люди, 1200 человек, которые пришли на этот фестиваль,  были благодарны и говорили: мы поняли, в чем разница между вашими мероприятиями и теми, что проходят в других местах. В театре у вас – душа и все по-настоящему и на фестивале – тоже  самое. Это не для кого-то, а для нас.   

— Так что же вам дал театр?

— Вторую жизнь. «Там» я один, а здесь живу совсем другой жизнью.  И мне не хочется уходить отсюда. Я готов здесь находиться сутками. Может быть, мне не хватает специального образования, но если что-то делаешь с душой, то все получается. И мне очень приятно, что ребята, молодые актеры,  мне говорят, что только сейчас почувствовали себя уверенными в завтрашнем дне. Хотя ситуация непростая.   

— Когда вы пришли, что из себя представлял театр?

— Аладинский мне сказал: «Я нашел суперпомещение». Но здесь пришлось многое менять, и многое делать своими руками. А внизу  был клуб. И частенько  они включали  музыку на полную громкость, а у нас шел  спектакль. Звукоизоляция здесь плохая. Но ребята-актеры, молодцы, они все это мастерски обыгрывали, как будто это так и должно быть. Они великолепно импровизируют, например, если у кого-то в зале вдруг зазвонит  телефон. Но сейчас клуб съехал, и первый этаж – в нашем распоряжении…Мы ведь открывали  не просто театр, а молодежную  площадку, куда молодые люди могли бы придти и самореализоваться. Я всегда приглашаю юных талантливых ребят, которым в наше сложное время нужно объединяться и испытать себя здесь, на сцене. И к  нам приходят.

— А труппа, откуда она?

— Это студенты театрального училища, ученики Фаткуллина. 

— Когда Вы вкладывали свои средства в «Театр на Булаке», Вы не ожидали быстрой окупаемости проекта?

— На данный момент об этом даже речи не идет. Об этом можно только мечтать… Но это работа не ради денег. Когда занимаешься творчеством, деньги уходят на второй план. Особенно,  когда в зале сидят дети и плачут, глядя на «живую»  игру актеров, а потом приходят домой и берут книгу с полки и читают ее от корки до корки — это стоит гораздо дороже,  чем деньги. Самое ценное, что здесь  дети разговаривают с детьми на одном языке, благодаря этому идет общение «от сердца – к сердцу». Информация, исходящая от взрослого человека воспринимается подростками в штыки –  я сам все знаю, чего вы ко мне лезете.  А когда это говорят их же ровесники, они впитывают это, как губка. Когда зрители смотрят спектакль, они проецируют его на себя, думают – а я смогу также, а как бы я поступил, а что бы я делал в этом случае? 

— В конце 90-х в Казани уже была попытка организовать частный театр. Он назывался «99», был бешено популярен, но все же в итоге распался. Почему-то не приживаются в городе частные театры… 

— Театров много не бывает. И они бывают разные. Другое дело, что мало современных пьес… Недавно был скандал. В Сыктывкаре давали «Гамлета». Гамлет насиловал Офелию на красном рояле – очень долго и в различных позах. Когда режиссеру задали вопрос: «Зачем вы это сделали?», он ответил, что иначе никто бы не пришел в театр. Сейчас такая тенденция: если режиссер уже ничего придумать не может, он ставит все, что «ниже пояса», тогда у него актеры матом ругаются. Мы против такого привлечения внимания зрителя. Это не «новое творчество», как сейчас это принято называть, это бардак. Обо всем можно сказать со сцены, намекнуть, но это должно быть красиво… Завтра у входа в театр мы можем повесить афишу, что у нас спектакль «20+», и все —  аншлаг обеспечен. Но что это даст? Какое зерно это может посеять в человеке?  Проще в стриптиз-клуб сходить.

— Как коллеги по цеху относятся к вашему театру?

—  С Александром Славутским (главный режиссер КБДТ – прим. автора) мы вместе в Общественной палате заседаем.  Я не считаю «Театр на Булаке» конкурентом ТЮЗа, Качаловского. Мы просто хорошо делаем свое дело. Самый главный критик – зритель. Не специалист-театровед, а зритель. Специалисты пусть на фестивалях и конкурсах определяют, правильно-неправильно, ту ли ноту взял, так ли ножку поставил. Профессионализм театра оценивает зритель – пусть он ответит на вопрос, вернется он сюда еще раз или нет …Не помню, или в Госсовете, или в министерстве культуры, когда наши деятели искусств стали жаловаться на плохое состояние театров, недостаток финансирования, им в пример привели нас – посмотрите, молодежный театр, никаких дотаций, но ведь могут же! 

— Как вы отбираете пьесы для постановки и вмешиваетесь ли вы в работу режиссера, актеров, репертуарную политику?

— Я очень деликатный человек. Руководствуюсь принципом – не навреди! Я  могу высказать свое мнение, что-то подсказать, но я в этой сфере «университетов не заканчивал», хотя у меня и два высших образования. Поэтому я прислушиваюсь к режиссеру, и режиссер прислушивается ко мне. Режиссер видит вперед, насквозь, он мастер, он знает, что будет через несколько актов, поэтому я стараюсь не лезть. По репертуару мы  совместно принимаем решения. Помните, Стив Джобс говорил: «Я не профессионал,  не программист. Вот друг мой – вот это мастер! Но я фантазер! И если бы у меня не было такого мастера, не было бы Айпэда, айфона. Если бы у меня не было фантазии, этого тоже бы не было». Так вот, я такой «фантазер», я могу слушать, смотреть, предлагать, а ставит режиссер. Но и он со мной советуется.  Мы коллегиально принимаем решения.   

— А пьесы где находите?

— Обращаемся к друзьям, знакомым. Режиссеры приносят. Ищу, смотрю, договариваюсь. Пытаемся что-то новое создать. Вот сейчас, после интервью,  будет читка новой пьесы.

— И местные авторы могут принести?

— Конечно, мы открыты для всех. 

— Вы предполагаете, что может случиться ситуация, что ваши актеры вырастут до  узнаваемости  не только в местных «шаурмичных», почувствуют себя «звездами»  и захотят попробовать реализовать себя где-то еще, может быть, в других городах?

—  Ничего нового в этом нет. Гораздо хуже другое: сейчас актеры служат не в театрах, а на корпоративах. Я не боюсь, что мои ребята «убегут» в Москву – там «добра хватает и своего». Сегодня я пытаюсь создать условия актерам, которые служат в этом театре, чтобы они зарабатывали здесь, а не пылись «сшибать мелочь по карманам». И этим могли прокормить себя. И дай Бог, когда мы откроем первый этаж, чтобы они могли реализовать себя и там. Здесь у нас – классические постановки, а там мы планируем ставить театрализованные шоу-представления. 

— Вы верите, что театр может быть прибыльным?

— Конечно, верю. Хотелось бы только, чтобы власть обратила на нас внимание…Такие молодежные театры нужно поддерживать. У меня нет завода по производству алюминия, нефтяной скважины, есть небольшой бизнес, который находится в поиске возможности устоять в наше непростое время. 

— А как Вы делите свое время между турбизнесом и театром?

— Сложно. В каждом деле должен быть руководитель. Слава Богу, бизнес у нас семейный, и в турфирме работает супруга. Когда был Евгений Аладинский, я большую часть времени проводил в офисе, сейчас – в театре, потому что театр нужно «поставить» на серьезные рельсы, решить очень много вопросов. Театр перевести в бизнес невозможно, а вот бизнес привести в театр реально. Поэтому хочется наладить систему, и  бизнес-стратегии в этом помогут. 

— Супруга, семья Вас поддерживают или считают, что это баловство?

— Поддерживает. 

comments powered by HyperComments
В Microsoft Paint нашли секретную функцию В Microsoft Paint нашли секретную функцию

Пользователь в одном из самых простейших редакторов в мире обнаружил новую функцию. Компания Microsoft в каждую версию Windows...

Читать полностью
В Санкт-Петербурге студентами создан уникальный «солнечный» автомобиль В Санкт-Петербурге студентами создан уникальный «солнечный» автомобиль

Российские студенты из Санкт-Петербурга разработали и собрали автомобиль на солнечных батареях. Машину собирали в домашних...

Читать полностью
Курсы валют ЦБРФ
  • Доллар США
    58,8987
  • Евро
    69,4298
Новости экономики
Поcледние новости
Фотогалерея
Видеогалерея
Наверх