Доктор Рая и Доктор Рай: 90-летняя врач вырастила сад в память о своих близких

Общество

Старый  дом в Казанском Школьном переулке, в народе – профессорский, не любит вставать рано. Пенсионная научная элита явно ленится и даже немного может поворчать, если чуть свет во дворе лязгает лопата или гремит ведро.

Это Райса Салаховна с первого этажа спешит в сад…

Среди кустов мелькает ее белая панамка, проворно снует красная лейка и отсвечивает отточенной сталью тяпка. Сад, а это 1 гектар  бывшего  пустыря рядом с домом, Райса Заятдинова  насадила сама. Почти 10 тысяч кустов шиповника, багульника, боярышника, сирени, жасмина, корней и луковиц цветов, разноцветных газонов  цветов летних, высаженных в три широких ряда по периметру дома. 

—  Сейчас  здесь «пересменок», — рассказывает Райса Салаховна. —  Почти отцвели тюльпаны и нарциссы, сирень и багульник.

На ухоженных газонах  приготовились к премьере сезона тугие бутоны  пионов, снежно-царственных лилий, пурпурных роз. За ними шествует цветочный народ попроще – тагетисы, календулы, гвоздики, петунии, маргаритки.  И еще десятка два названий разных сортов. В свою полную красу этот букет войдет как раз к юбилею хозяйки сада.  21 июня ей исполнится 90 лет.

— Райса Салаховна, неужели вся эта красота – только вашими руками? Просто не верится…

— Что поделать, — пожимает она плечами, набирая  очередную  объемистую  лейку воды для полива. – Кто-то должен пример подавать. Я же врач.  Началось с того, что вокруг  дома много строить начали, место здесь престижное, самый центр Казани.  Поднялись вокруг дома -замки с высокими заборами. А весь строительный мусор, горы земли к нашему дому свезли.  Очень некрасиво, недостойно.  Ну я и взялась все исправлять.  Увозила на тачке  мусор, копала землю, высаживала кусты и  цветы.

— Что. Все одна?

Одна…Соседи у нас все пожилые, больные. Трудно им с землей работать. И поехать за город многие не могут. Значит дома должно быть, как в парке – зелено, тихо и красиво, чтобы люди душой отдыхали и лечились.

 Несколько «пожилых» домочадцев, раза в два моложе Райсы Салаховны, вытащили в сад шезлонги и мирно задремали среди цветущих ветвей жасмина.

— Мы живем в райском саду доктора Раи! – Говорят они. – У нас настоящий санаторий, Доктор Рай!

Райски сад щедро одаривает цветами всех, особенно собрания ветеранов, букеты несут и на столы торжеств, и на могилки.

Но Райса Салаховна не привыкла обсуждать  подобные ситуации и персоны. Это – свойство врачей старой закалки. Медик обязан всем и в любую минуту. Ему же – никто и никогда, такие принципы профессии и  человека этой профессии. Поэтому  соседи не считают зазорным  днем ли ночью, приключись болезнь, стучаться в дверь старого доктора Заятдиновой, попросить помощи или совета.  Вот сегодня ночью ей позвонили от очень известного в Казани человека: резко упало артериальное давление. Вызвали скорую, врачи не смогли помочь.

— Дома есть апельсины? – Спросила Райса Салаховна у родственников больного. —  Нужно выжать сок из кожуры, смешать с валерианкой, дать выпить, давление повысится.

Через час больной спал мирным сном.

— Любая травка лечит не хуже таблетки. Я 70 лет врач и в этом не раз убеждалась, — говорит Райса Салаховна. – Просто мы разучились понимать, что трава нам подсказывает. Вот посмотрите, косточка ягоды калины на что похожа? Правильно, на сердечко. Значит, его может калина лечить. Красный цвет плодов и цветов – растение целит кровь и сосуды. Желтый цветок – желчь и мочу. Синий – нервную систему. Трава  нас лечит и прощают издевательства . А цветы способны исцелять своей красотой.

Мой сад  — память всем медикам, близким, особенно тем, кто воевал, кто не вернулся с войны. 

Райса Салаховна останавливается  возле куртины белоснежных лилий. Они зацветут через неделю, но уже сейчас в воздухе витает их сладкий аромат.

— Знаете, у нас в Татарстане с легкой руки писателя Абдурахмана Абсалямова медиков называют Ак  Чачак – белый цветок.  Белые лилии, они очень торжественные цветы, символ чистоты. Как мои однокашники, ушедшие в полевые госпиталя прямо со студенческой скамьи.  Пусть не будет полей сражений, пусть будут поля цветов.

Наш курс не попал на самые тяжелые фронты. Но война и наши жизни обрушила. Кровь, страдания, искалеченные молодые солдаты… Я тогда в душе своей присягнула на верность медицине.  Мы работали в госпиталях, выхаживали раненых, помогали при операциях, иногда не покидали работу сутками. Да и не считали мы это работой, это был долг. После войны уже доучивались в институте.

— А вот эти  цветы в память моего дорого супруга Мухамеда . Он  пришел он с войны весь больной, налаживал переправы и летом,  и в ледяной воде. Болел потом так, что ничем вылечить было нельзя, умер.

Мой учитель  Гениатулла Терегуловв . Казанцы помнят его и чтут, о его врачебном таланте ходили легенды. Он учил нас лечить людей, понимать их, а не быть диспетчером, бесконечно отсылающим больного на обследования и к узким специалистам, как это делается сейчас. Я работала и рядовым врачом. и заведующей поликлиникой, и в Казанском горздраве. И всегда рядом был мой Учитель профессор Терегулов и его заветы:  берегите честь белого халата, будьте Ак Чачак!  Врачи, подобные ему, были личностями огромного масштаба, великими гуманистами. Как звезды…

— А сейчас, как вам видится современная  медицина и ее люди?

— У каждого времени  и каждого поколения – свои правила, свои герои. Мы прожили так, как понимали жизнь. Медики нашего времени отличаются от нас, и во многом. Но никто не скажет хорошо это или плохо. Многое  может меняться,  но есть настоящие истины. Они во все времена прекрасные и вечные. Вот как эти цветы…

Газета «DAILY» — Новости России и мира