Евгений Богачёв честно ответил на вопросы звезды «Эфира» Андрея Кузьмина

Новости Татарстана

— Евгений Борисович, в последнее время Национальный банк стал чуть ли не единственной надеждой на получение пенсий и зарплаты, поскольку выдаются они за счет кредитов. Какова ситуация на сегодняшний день?

— Начну с того, что ситуация по выплате пенсий и зарплат бюджетникам в Татарстане более или менее удовлетворительна по сравнению с другими регионами. Нет в России ни одной территории, где бы выдали пенсию за октябрь. Мы можем сказать, что на сегодня закрыли пенсию за сентябрь по селу и за октябрь дали по городу. Некоторые наши соседи только за июль-август выплачивают. Очень важно, что мы обошлись без чеков. Вы знаете, какая полемика была в прессе по этому поводу. Что касается меня, то я против чеков. Без соответствующего обеспечения это пустые бумажки. Чековая система себя оправдывает при жесткой распределительной системе. Мы, слава Богу, до этого не дожили. 

— Из месяца в месяц Национальный банк помогает правительству изыскивать средства для погашения долгов по зарплате и пенсиям. Каким образом это происходит?

— Национальный банк не только свои кредиты направляет на выдачу зарплаты. Мы знаем, какие остатки на счетах коммерческих банков, и привлекаем их. Естественно, в разумных пределах и под соответствующие гарантии. Сегодня в Нацбанке есть резервный фонд Президента. Сюда поступают средства из бывших долгов, то есть тех, которые согласно Указу Президента попали под амнистию на 2,5 года. Мы можем работать и через этот фонд.

— Ресурсы, и Нацбанка и комбанков небезграничны. На сколько хватит сил и возможностей?

— Надолго ли? У нас еще не задействованы резервы Сбербанка и отдельных коммерческих банков. Эти средства были направлены в Москву на приобретение ГКО. Доходность ГКО сегодня упала до 40 процентов, и мы посчитали, что сейчас пришло время использовать эти средства. Первый шаг уже сделан. Сбербанк реализовал ценных бумаг на 100 миллиардов рублей. Я думаю, что до конца года мы продержимся по пенсионным и бюджетным выплатам. Но с очень большим трудом. С каждым месяцем ситуация становится все хуже и хуже.

— Что происходит с Пенсионным фондом? Есть ли перспективы его пополнения?

На сегодняшний день Пенсионному фонду 300 миллиардов должен бюджет. 1 триллион должны предприятия. Есть надежда, что в ближайшее время Госдума России примет решение о выдаче 2 триллионов рублей для компенсации долгов по пенсиям. Из этих денег Татарстан получит 3 процента. Это около 60 миллиардов. Также в Москве прорабатывается вопрос о выдаче 4 триллионов кредита Пенсионному фонду. Исходя из этого, мы сегодня имеем возможность занимать деньги хотя бы под эти обещания Думы.
А вообще Россия обязательно должна что-то предпринять, потому что ситуация с пенсиями в Татарстане — одна из самых благополучных. В других регионах все обстоит намного хуже. Или это будет эмиссия, или продажа части валютного запаса — я не знаю. Но мне известно, что сегодня в Центробанке России сосредоточено 15 – 17 миллиардов долларов. Это очень солидный запас. И я думаю, для ликвидации социальной напряженности на эти цели можно потратить 2-3 миллиарда долларов. Тогда все вздохнут немного свободнее и можно будет решать задачи выплаты пенсий и зарплат бюджетникам без авралов.

— Москва, как говорится, далеко. Есть ли у нас в Татарстане неиспользованные внутренние резервы?

— Безусловно, есть. Я думаю, когда на сессии Госсовета пойдет речь о бюджете на 1997 год, все-таки нужно будет принять решение по внебюджетным фондам. Поступление средств и остатки счетов в этих фондах в несколько раз больше, чем бюджет РТ, а расходуются они не под контролем государства, правительства РТ. Скорее всего, средства фондов будут аккумулированы в Национальном банке и лишь небольшая часть — в коммерческих. Сейчас мы уже идем по этому пути. Президентский резервный, Пенсионный, НИОКР, фонд культуры возвращаются в Национальный банк. Это большой потенциал, который будет расходоваться на целевые программы и социальные задачи. Как, например, выдача пенсий, заработной платы.

— Вопрос из несколько другой области. Татсоцбанк в последние полгода является, пожалуй, самой острой вашей проблемой. Что происходит сегодня?

Я уже выступал на сессии Госсовета и от имени правительства рассказывал о мерах, предпринимаемых для оздоровления некоторых татарстанских банков. Несмотря на то, что основной вопрос для нас — это не оздоровление банков, а контроль и приостановление деятельности тех, кто не может выполнять свои обязательства. Мы взялись за это дело с учетом того, что пострадало очень много вкладчиков, особенно стариков, пенсионеров. Мы не стали подходить формально к этой ситуации и просто отзывать лицензии. На сегодня картина по Татсоцбанку для меня просматривается более четко. На языке цифр это выглядит примерно так: на 1 января 1996 года 43,5 тысячи вкладчиков отдали Татсоцбанку 100 миллиардов рублей. Сегодня осталось 14 тысяч вкладчиков, и долг банка им составляет 55 миллиардов рублей. Полностью программа погашения долга рассчитана до конца следующего года. На мой взгляд, ситуация в ТСБ улучшается. Некоторые средства в качестве компенсации за строительство завода «Стройпласт» должен ему Жилищный фонд. В фонде резерва у ТСБ есть 20 миллиардов рублей, плюс 16 миллиардов рублей находится на депозите. В общем-то, есть чем гарантировать возврат вкладов. Но выдать сегодня все — значит создать ажиотаж и обрушить банк. Есть и другой путь — переоформление вкладов под 36 процентов годовых сроком не менее, чем на 6 месяцев. Сейчас переоформлено уже на 20 миллиардов рублей. Вклады до 5 миллионов рублей, как я уже заявлял, будут выданы до конца этого года. Но вообще рассматриваются персональные заявления. Если у человека есть проблемы, например, в приобретении жилья и т.д., то выдача будет произведена.

— Спасибо, Евгений Борисович, за честные ответы.

 «Казанское Время», 1996 г.


Газета «DAILY» — Новости России и мира