А вы, друзья, как ни садитесь…

Новости Татарстана

Да, ни много, ни мало на судебную «сцену» был вынесен закулисный конфликт. Суть его такова. Министерство внешних экономических связей РТ, не согласовав с руководством театра, включило Зилю Даяновну в правительственную делегацию, которая со 2 по 5 февраля председательствовала в Давосе. Вся петрушка в том, что 5 февраля в казанском театре должен был состояться юбилейный спектакль «Джалиль». Поскольку опера была запланирована на татарском языке, то без Сунгатуллиной обойтись не смогли; партию по-татарски всегда пела она. Рахиля Мифтахова, которую Зиля просила заменить себя в спектакле на время швейцарской поездки, исполняла эту партию лишь на русском языке. Выйти на сцену оказалось некому. В довершение всего заболел солист Хамид Ижболдин и юбилейный спектакль «Джалиль» спешно заменили на «Алтынчеч».

Постановление о командировке певицы датировано 24 января, однако руководство театра узнало об этом лишь 31-го. Причем Сунгатуллина не только не известила дирекцию о возможной поездке, но и не взяла командировку в театре. Официально ее командировал Кабинет министров, где певице было сказано: «Не надо оформлять документы от театра. Вы едете от правительства». По закону распоряжения Кабинета министров являются обязательными для всех организаций на территории РТ.

В театр доставили письмо министра ВЭС Рашида Ахунова, где говорилось, что Зиля Сунгатуллина включена в правительственную делегацию. По свидетельству сотрудницы МВЭС Гузели Нигматуллиной, это произошло 30 января. По словам секретаря театрального директора Натальи Феоктистовой — только 31-го. Даже на судебном заседании ясности здесь достигнуть не удалось. Но это не суть.

Уверенная в своей правоте Сунгатуллина выполняла представительские функции в Давосе, за это время директор театра Рауфаль Мухаметзянов подготовил ей выговор за прогул без уважительной причины. 7 февраля подобающий приказ был вывешен.
Вернувшись в Казань, Зиля не могла поверить этому. «За что меня наказали?» — возмущалась певица. Администрация театра, в свою очередь, тоже метала молнии. Затем, разобравшись в ситуации, Рауфаль Мухаметзянов сменил формулировку и явил сотрудникам театра другой приказ — с выговором за неоформление командировки.

И началось, Зиля взяла административный отпуск и уехала в санаторий в Карловы Вары — лечить подпорченные этой историей нервы, голосовые связки и иже с ними. А когда возвратилась, то обнаружила все тот же выговор. И подала в суд.

Первоначальные ее требования: снятие выговора и материальная компенсация в 50 миллионов рублей из личного кармана Рауфаля Сабировича. Причем денежную сумму Зиля Даяновна намеревалась отписать детскому Дому в Дербышках. Позже в иске был изменен ответчик — с Мухаметзянова на оперный театр. А размер материальной компенсации суду было предложено установить по собственному усмотрению. Как вариант предлагалось эти деньги отдать в пользу плохо обеспеченных артистов-ветеранов.

На заключительном слушании министр культуры Марсель Таишев, опрошенный как свидетель, признался, что не раз за время этого конфликта предлагал директору театра не выносить сор из избы и замять дело. Однако Рауфаль Мухаметзянов пойти на это отказался.

В заключительной части слушания судья Роза Боговова дала слово адвокатам, истице и доверенному лицу директора театра. Первой к суду обратилась Сунгатуллина, еще раз подтвердившая свои претензии. Её поддержала длинной речью адвокат Алла Сафронова. В ответ не менее продолжительным монологом разразились представители ответчика — адвокат Энгелина Тарарыкова и художественный руководитель театра Гуля Хайбуллина. Причем адвокат, подобно министру Таишеву, стояла на явно примиренческих позициях: «Я могу убедить директора снять приказ сегодня же. Признайте оба свои ошибки. Вы же, Зиля Даяновна, наш соловей! Народ вас боготворит. К чему эти дрязги, позорящие татарское искусство?» Доверенное лицо директора, художественный руководитель театра Гуля Хайбуллина. напротив, категорически требовала сатисфакции.

И вот — решающее слово судьи. Иск удовлетворен. Суд постановил: приказ о выговоре отменить, а с дирекции театра взыскать 500 тысяч рублей. Зиля Даяновна довольная отправилась по своим делам, на ходу принимая поздравления от «болельщиков». А представители театрального коллектива как-то тихо покинули зал.

Вот так закончилась тяжба между театральной актрисой и театральным директором.

«Казанское время», 1996

Газета «DAILY» — Новости России и мира